ИСТОРИЯ
11:22 / 11 апреля 2021
277

Чайная в Каргополе

8 (21) января 1897 года в Петрозаводске был учреждён губернский комитет попечительства о народной трезвости. В его состав вошли комитеты всех семи уездов Олонецкой губернии, в числе их и Каргопольский.

О представительности Каргопольского комитета, для примера, можно судить по его составу 1912 года. Председателем комитета состоял Николай Филаретович Кименталь — председатель уездного съезда, заступающим место председателя — Александр Васильевич Подкопаев — помощник надзирателя 3‑го округа Новгородско-Олонецкого акцизного управления. Членами комитета были Пётр Николаевич Неелов, Александр Васильевич Перебаскин, Алексей Алексеевич Коростин — земские начальники 2, 3 и 4‑го участков Каргопольского уезда, Александр Андреевич Дойков — председатель земской управы, Пётр Яковлевич Чубаров — инспектор народных училищ, Иван Иванович Покровский — податный инспектор, Александр Фёдорович Кринов — уездный исправник, Яков Исаакович Бротин — уездный врач, Леонид Сергеевич Панченко — уездный воинский начальник, Пётр Иванович Басов — городской голова, Александр Николаевия Спасский — смотритель духовного училища, Иван Макарович Боголюбов — учитель-инспектор городского училища, Владимир Иванович Петров — протоиерей Христорождественского собора, Иоанн Васильевич Венустов — наблюдатель церковно-приходских школ, Константин Дмитриевич Блохин — почётный мировой судья, Эдвин Андреевич Домбровский — старший лесной ревизор, представитель от земства. Делопроизводителем комитета был избран Иван Иванович Клоковский.

Попечительства о народной трезвости вводились в России одновременно с введением казённой винной монополии. В круг их обязанностей входила деятельность по отвлечению народа от пьянства через разумное заполнение его досуга и поднятие общего культурного уровня, организуя для населения мероприятия, дающие возможность проводить свободное время вне питейных заведений. Благодаря попечительствам в России возникли учреждения, обеспечивающие население пищевым довольствием и приютом, были введены различного рода развлечения, устраивались народные чтения, открывались чайные, библиотеки, читальни, книжные склады, народные дома и прочее.

Каргопольским комитетом попечительства о народной трезвости уже в 1898 году была открыта чайная в Каргополе. А в 1906 году в Каргопольском уезде функционировали чайные уездного комитета попечительства: в Конёве, в Троицком приходе, Лекшмозёрская в деревне Морщихинской, в Няндоме и Федовская на Устьмошском погосте.

С 1903 года для Каргопольской чайной комитет арендовал у купца Серкова одноэтажный дом с мезонином на улице Каменке. В доме было шесть комнат и кухня, и в мезонине ещё две комнаты. Ход в верхнее помещение был устроен внутри из средней нижней комнаты по чугунной лестнице. Непосредственно под чайную были отведены три нижние комнаты, расположенные по фасаду дома, которые соединялись широкими арками. В одной помещалась библиотека-читальня, а две другие были отведены под квартиру старшего служащего чайной или буфетчика. В мезонине одна комната служила для распития чая, а другая была бильярдной. По общей площади и размерам комнат помещение чайной было достаточным собственно для чайной. Но оно было неудобным для устройства в ней народных чтений и развлечений. В комнатах были низкие потолки, и в них невозможно было устроить достаточную вентиляцию, а поэтому при проведении народных чтений в помещении бывало душно. К недостаткам снимаемого помещения под чайную нужно отнести и огромные старинные печи, поглощавшие много дров. Кроме того, помещение имело запущенный вид, а владелец дома возложенную на него по контракту обязанность — производить ремонт помещения — понимал крайне узко, несмотря на то, что за аренду помещения получал крупную по местным условиям сумму — 400 рублей в год. Вопрос о ремонте и переделках в чайной рассматривался на заседании комитета, на котором была избрана комиссия из четырёх человек для выполнения по соглашению с домовладельцем необходимого ремонта полов, печей, парадного входа и т. п.

С 1 ноября 1904 года заведующим чайной был избран член уездного комитета попечительства Г. М. Евфимов. Помощником его по заведованию состоял также член комитета, городской голова П. И. Басов. Заведование чайной касалось всех возможных направлений её деятельности. Для работы в чайной имелась прислуга, состоящая из буфетчика, получавшего 15–17 рублей в месяц, мальчика-кассира, двух половых и человека на кухне и у кубов. На оплату прислуги чайной за 1905 год было израсходовано около 530 рублей. Чайная работала ежедневно за исключением первых трёх дней Пасхи и 25 декабря с 6 часов утра и до 10 часов вечера, а в базарные дни открывалась в 5 часов утра, подстраиваясь под привычки простого народа. Чай в чайной, как и в предыдущие годы, подавался порциями на одного, двух, трёх и четырёх человек в бумажных запечатанных пакетиках, на которые ставился штемпель комитета с обозначением количества порций чая и их цены. Порция состояла из 1 / 182 фунта (ползолотника) чая при трёх кусках пилёного сахара и стоила 4 копейки. В 1905 году в чайной было продано 16 307 порций чая, это меньше почти на три тысячи порций, чем в 1904 году. От продажи чая выручили 652 рубля, что на 119 рублей меньше, чем в 1904 году. Ещё в чайной продавали французские булки по 4 копейки за штуку, крендели по одной копейке за штуку, чай и сахар в разновес, спички, папиросы, табак и махорку по цене на этикетках.

От игры на бильярде было получено более 311 рублей, что на 63 рубля больше, чем в 1904 году, а от продажи кипятка — 96 рублей, против 12 рублей в 1904 году. Значительное увеличение дохода от продажи кипятка было связано с тем, что на него было обращено серьёзное внимание и было достигнуто только после смены буфетчика. Доход от продажи кипятка был важен потому, что для его получения не расходовались дополнительные средства, так как кубы в чайной кипятились в продолжение всего дня, и этот доход покрывал расходы на отопление чайной.

В 1905 году появился новый доход от сдачи помещения чайной частным лицам для устройства вечеров и народных спектаклей, от них поступило в течение года около 14 рублей. Небольшая сумма объясняется желанием по возможности содействовать народу в получении разумных развлечений. Валовый доход по чайной в 1905 году составил 1767 рублей, а расход — 2330 рублей (прислуга — 529 рублей, аренда помещения — 400 рублей, отопление — 160 рублей, освещение — 50 рублей, мелкий ремонт — около 22 рублей, мелкие расходы — 96 рублей, улучшение и увеличение инвентаря — 201 рубль, покупка товаров — 872 рубля). Доплата комитета на содержание чайной составила 563 рубля, а за вычетом расходов в счёт будущего года в 33 рубля доплата составила 530 рублей. Основные же денежные средства в комитет поступали из казны.

Приобретение товаров для чайной производилось у местных торговцев по заборным книжкам, отчасти товары выписывались у фирмы Дунаева в Ярославле (табак, спички, бумага). Деньги за товары уплачивались комитетом по счетам торговцев, проверенным заведующим. Расходы по содержанию чайной производились из авансов, выдаваемых заведующему в сумме 200 рублей. Вырученные деньги по истечении каждого месяца сдавались в комитет, учёт операций в чайной учитывался по особой книге.

Кроме продажи чая в чайной для привлечения народа имелись постоянные развлечения: бесплатная игра в шашки, платный бильярд, а также музыка — симфонион и граммофон. Игра на бильярде привлекала значительное число мужчин, имеющих скромный достаток. До 1 декабря игра на бильярде оплачивалась по 5 копеек с партии, а с 1 декабря — по 20 копеек за час. Всего было выручено более 311 рублей, следовательно, за год было сыграно около 6200 партий или около 17 партий в день. Почасовая плата игры на бильярде была признана наиболее удобной. При оплате с партии игроки злоупотребляли временем, отчего быстрее изнашивался бильярд, поэтому и потребовалось произвести его ремонт (переменить сукно и борты, приобрести новые кии), затратив на него 100 рублей.

Для дальнейшего существования чайной, по мнению заведующего Евфимова, желательно было приобрести новую более удобную и красивую мебель, так как имевшая была со дня её открытия и имела непривлекательный вид, была громоздка, груба и проста.

С открытия чайной при ней существовала библиотека-читальня. В ней для бесплатного чтения выписывались периодические издания согласно цензурным условиям: газеты «Свет», «Военное время», «Сельский вестник», «Олонецкие губернские ведомости», и журналы «Нива», «Родина», «Природа и люди», «Родная нива», «Вестник трезвости», «Русский паломник», «Воскресный отдых», и иллюстрированный журнал «Искры». Книг же для чтения в библиотеке почти не было, и посетители чайной высказывали пожелания их приобретения. Поэтому комитет признал возможным направить 80 рублей, оставшихся за покрытием всех расходов от устроенных в чайной народных маскарадов, на покупку книг. Учитель духовного училища Н. Ф. Воронов был избран в помощь заведующему чайной для ближайшего заведования библиотекой-читальней, но он 4 февраля 1906 года сложил с себя эту обязанность. Заведующий чайной Евфимов пригласил временно в помощь студента Политического института Владимира Кименталя.

Заведующий чайной Евфимов по избранию комитета принял на себя заведование и народными развлечениями, которые старался приурочить к чайной, так как по местным условиям за отсутствием городского сада и другого подходящего места народные развлечения на открытом воздухе в Каргополе вообще не устраивались. Сначала он допустил в чайной устройство возникшим в городе кружком балалаечников музыкально-танцевальных вечеров. Помещение чайной сдавалось кружку за небольшую плату, всего по 2 рубля за вечер. В течение года было проведено три таких вечера. На них собиралось по приглашению кружка значительное число посетителей. Чайная сдавалась и кружку любителей театральных искусств из местных жителей для постановки народных спектаклей. Спектакли состоялись 2 октября и 2 ноября 1905 года, а за помещение взяли плату 1,5 и 3 рубля. Оба спектакля имели большой успех среди населения, было продано до 160 билетов. Сбор от первого спектакля поступил в пользу ночлежного приюта, а от второго — в пользу исполнителей. После спектаклей организовывались танцы. На рождественских святках в помещении были допущены народные маскарады, которые имели успех. Каждый такой вечер в чайной бывало свыше 200 маскированных и немаскированных посетителей, которые непрерывно танцевали. Вечера прошли весело и благополучно. Входная плата составляла 10 копеек. Всего за святки на маскарадах побывало 1348 человек, с которых получили 134 рубля 80 копеек. Расход на устройство маскарадов выразился в сумме 56 рублей 50 копеек. Чистый остаток составил 78 рублей 30 копеек, который по постановлению комитета был направлен на покупку книг для библиотеки-читальни.

На одном из заседаний комитета в 1905 году было решено открыть в Каргополе ночлежный приют для беднейшего бездомного люда, которого в городе среди жителей имелся определённый процент. Эти люди находились в тяжёлом положении, особенно в зимнее время, они ютились по притонам и углам, а некоторые находили себе приют даже в арестантской при уездном полицейском управлении. Такое положение являлось лишним побуждением к злоупотреблению алкоголем, а ночлежный приют избавлял их от тяжёлого влияния притонов.

Уездный комитет избрал Евфимова заведующим приютом, а члена-соревнователя Е. Г. Ладвинского его помощником. Приют был открыт 10 октября 1905 года. Для него был арендован дом, принадлежавший Ошевенскому монастырю, за 120 рублей в год и нанят сторож. Для ночлега были приспособлены три комнаты в верхнем этаже с изготовленными деревянными нарами на 20 человек под мужское отделение и две — в нижнем этаже на 12 женщин. Одна комната была занята под контору приюта, а две — под квартиру сторожа. Ночлежнику выдавались соломенный мат и набитая сеном подушка. В приюте имелись цинковые умывальники и полотенца простого холста. Для питья вода стояла в вёдрах и при них были кружки. Плата за ночлег составляла 2 копейки. Предусмотрено было использовать приют и для проезжающих. Для лошадей была устроена хорошая конюшня на 15 лошадей, а в большом крытом сарае вмещались 30 подвод. За пользование конюшней и сараем брали 3 копейки с лошади. Кроме того, при приюте была устроена хорошая баня. Первые же месяцы существования приюта показали его необходимость, число ночлегов с каждым месяцем возрастало и в декабре 1905 года достигло 480 мужчин и 58 женщин, а конюшней попользовались 194 лошади.

Опыт работы приюта в первые месяцы показал, что в него стекались люди, у которых не было обеспечено дневное существование. Для многих из них затруднительно было платить за ночлег даже ничтожную плату в 2 копейки, установленную комитетом. Решено было привлечь к приюту благотворительность для предоставления неимущим дарового ночлега и выдачи хлеба по фунту на человека, а также чая и сахара. Частные пожертвования за первые три месяца составили 16 рублей деньгами и продуктами на 7 рублей. Кроме того, нуждающиеся ночлежники пользовались бесплатным кипятком в чайной. Такая поддержка продолжалась во всё холодное время. За первые три месяца на содержание приюта было израсходовано 82 рубля, а выручка составила 29 рублей.

Комитеты попечительства о народной трезвости просуществовали до 1917 года. Падение монархии и последующий приход к власти большевиков положили конец этому прогрессивному примеру государственно-частного партнёрства в борьбе за народную трезвость. Однако многие библиотеки и чайные, открытые попечительствами, продолжили своё существование, а народные дома попечительств, по сути, после революции легли в основу клубной системы.

В. Сметанин

ВместеПоморье
ПОПУЛЯРНОЕ
Неделя
Месяц
Все

Предложите новость

Продолжая использовать наш сайт, Вы даете согласие на обработку технических файлов Cookies.